Фэйрин Престон

Уроки соблазна

Глава первая

Джилл Бэрон резко остановилась, сделала глубокий вдох и стала ждать, когда вернется равновесие. Но земля продолжала вращаться вокруг нее. Такое случилось впервые с тех пор, как десять лет тому назад она поселилась в этом особняке на севере Далласа. Ничего подобного раньше с ней не случалось, хотя песчаные бури были частым явлением на территории западного Техаса. Торнадо поднимали в воздух целые дома, деревья и машины. Но земля всегда оставалась на месте. Эта мысль успокоила ее, и она почувствовала себя лучше. Еще чуть-чуть… и все будет в порядке.

— Могу я чем-нибудь помочь тебе?

Джилл вздрогнула. Она думала, что осталась одна. Девушка повернулась и попыталась улыбнуться своей помощнице:

— Нет, спасибо, все в порядке, Молли.

— Ты уверена? Ты выглядишь такой бледной…

— Сегодня все устали.

Джилл ценила Молли за спокойный характер, работоспособность и организаторский дар, но та докучала ей чрезмерной опекой. Джилл в этом не нуждалась, так как лишилась матери с трехлетнего возраста и привыкла преодолевать трудности самостоятельно.

— Ты плохо выглядишь, Джилл. Хочешь, я сбегаю наверх и принесу лекарство?

— Не надо. — Джилл прикрыла глаза. — Извини, не хочу тебя обидеть, но я справлюсь. Со мной ничего страшного не происходит, а ты много работала сегодня. Вечеринка прошла замечательно. Спасибо тебе за помощь. Иди домой и отдохни.

— Ты уверена? — продолжала настаивать Молли.

— Да.

— Тогда увидимся утром.

— Спокойной ночи.

Джилл отпила глоток шампанского из горлышка бутылки, которую держала в руке, и уставилась на дно бассейна. Голубые огоньки, подсвечивающие воду, превратили бассейн в сказочное озеро с горящими свечами в виде лотосов, качающимися на поверхности.

Ее глаза сощурились от яркого света — слишком его много. Она вылила шампанское на одну из свечей. Пламя погасло. Джилл шла по краю бассейна и гасила свечи одну за другой. Когда все свечи погасли, она сделала еще глоток вина.

Она не спешила войти в дом. Джилл любила побыть одна после окончания вечеринки. Все гости ушли. Музыканты и официанты упаковали свои вещи и разъехались. Наступала тишина, все возвращалось на круги своя. Ей было очень уютно в своем доме в такие минуты, приятно было испытывать чувство удовлетворения оттого, что вечеринка удалась.

Бассейн закачался. Земля под ногами поплыла. Джилл остановилась и уставилась на свои ноги, выглядывающие из-под элегантного кремового платья. Дело было не в земле. И не в бассейне. Проклятье.

Может быть, она выпила слишком много шампанского? Но Джилл сразу отмела это предположение, поскольку умела себя контролировать и на собственных вечеринках обычно не пила ничего, пока не уйдет последний гость. Она понимала, что под воздействием спиртного может потерять контроль над собой, а она привыкла владеть ситуацией. Джилл остановилась. И через несколько минут ее терпение было вознаграждено. Голова перестала кружиться.

Теперь все будет в порядке, подумала она и сделала еще один глоток шампанского.

Вечеринка определенно удалась. Она добилась согласия Холланда Матиса на встречу для подписания контракта о продаже трех домов в юго-восточном районе Далласа, которые ей очень хотелось приобрести. Она также договорилась с Тайлером Форстером об инвестировании реконструкции этих зданий для превращения их в современные кондоминиумы [1]. Так что можно надеяться на удачную сделку.

Ее бизнес процветал. Она могла чувствовать удовлетворение. У нее было почти все, что ей было нужно. Кроме…

В свете огней бассейн казался ей незнакомым. От воды исходило голубое свечение, словно прозрачная, мерцающая вуаль. О чем она вообще думает? Вуаль? При чем тут вуаль?..

Подумай лучше о делах, приказала она себе. Это не должно повториться. Она этого не хочет. Джилл повернулась спиной к бассейну и шагнула на зеленую лужайку, обрамленную аккуратными клумбами с красной пеларгонией и белыми подснежниками. Трава была удивительно мягкой и прохладной. Да, здесь намного приятнее.

Потягивая шампанское, она снова вернулась к мыслям о делах, чувствуя удовлетворение от достигнутых успехов. Все складывалось самым благоприятным образом, и это была целиком и полностью ее заслуга.

Но… чего-то все-таки не хватало.

Ей всегда удавалось достигать поставленной цели. По завещанию к ней переходила шестая часть семейного капитала при условии, что она заработает определенную сумму денег. Ей удалось это сделать несколько лет назад, и сейчас ее дела процветали. Тогда чего же ей недостает?

Джилл подошла к забору и остановилась. Дес! Конечно, Дес! Она когда-то поспорила с сестрой, что выйдет за него замуж, но дело не сдвинулось с места.

— Что случилось? Не смогла найти бокал?

Джилл так удивилась, что чуть не потеряла равновесие.

— Колин!

Колин Уайн улыбнулся и потянулся за шампанским.

— Если ты собираешься пить из бутылки, вот как это надо делать. — Он выхватил у нее бутылку и, запрокинув голову, выпил остатки шампанского за долю секунды.

— Меня не надо учить, как пить шампанское. — Она выдернула бутылку из его рук.

— Не сомневаюсь. Просто интересно наблюдать, как ты пьешь прямо из бутылки. Раньше такого не видел. И босиком ты по траве не ходила. Бледно-розовые пальчики на ногах. Джилл ты совсем беспомощна сегодня.

Он говорит очень громко, подумала Джилл. Словно на полную громкость включили стереомагнитолу.

— Не бойся, я не собираюсь нападать на тебя.

— Ладно, — пожал он плечами, давая понять, что больше не будет подшучивать над ней, хотя ему нравилось это делать.

— Ты многого обо мне не знаешь. И вряд ли это тебе интересно. Так что не будь слишком любопытным.

— Боюсь, ты ошибаешься.

— Что ты имеешь в виду? — Джилл прижала пальцы к правому виску. Все это казалось ей странным. Господи, почему именно Колин, а не кто-то другой из гостей вечеринки вернулся? У них был общий круг знакомых, но почему сейчас она оказалась именно с ним, с Колином? Почему он здесь? Впрочем, она сама внесла его в список гостей.

— Мне интересно все, что с тобой происходит, Джилл. Где твои туфли?

В том, что он говорил, не было никакого смысла. Какое ему дело до ее туфель?

— Что ты здесь делаешь? Я же видела, как ты уезжал!

Перед ее глазами промелькнуло, как Колин провожал красивую женщину к машине, стоявшей у ворот. Рыжие волосы женщины отвратительно смотрелись на фоне оранжевого платья, которое она так неудачно выбрала.

— Ты же ушел. С Кориной!

— Я отвез ее домой. Она живет в трех кварталах отсюда, как тебе известно. Потом вернулся и подождал, пока разъедутся гости.

Джилл нахмурилась:

— Интересно знать — зачем?

— Зачем я отвез Корину? У нее разболелась голова, и ее некому было проводить.

— Я спрашиваю, зачем ты вернулся.

— Узнать, как у тебя дела.

— Узнать? — удивилась она и вдруг почувствовала, что земля снова поплыла у нее под ногами. Она закрыла глаза, надеясь, что равновесие восстановится. С этим необходимо справиться. Колин не должен этого заметить. Через некоторое время она открыла глаза и увидела тревогу и сочувствие в его взгляде. Реакция Колина привела ее в бешенство.

Джилл раздражало в Колине все. Его привлекательность и уверенность в себе, его всегда загорелая, золотистая кожа, словно он только что вернулся из отпуска, который провел в экзотическом, залитом солнцем крае, его темно-русые, непослушные волосы. Каждый раз, когда она смотрела на него, ей хотелось расчесать эту непокорную гриву.

А еще ямочка на левой щеке. Она появлялась, стоило ему только улыбнуться. Джилл замечала, как серьезные, холодные как айсберги женщины сразу попадали под его обаяние. А когда он улыбался, нередко теряли дар речи.

А его глаза, карие с золотистыми лучиками, сверкали как звезды, когда он смеялся. Эти глаза… Она видела, как он флиртует с женщинами, которые краснели от смущения и удовольствия, всем своим видом показывая, что они готовы для него на все. Это было просто отвратительно.

вернуться

1

Многоквартирные доходные дома в США.